На фоне суда над Серебренниковым и Ко осталась малозамеченной куда более существенная новость о законопроекте Минкульта, который уже скоро будет внесен на рассмотрение в Госдуму. Если раньше возрастные отсечки 6+, 12+, 18+ носили чисто рекомендательный характер, то теперь — по словам директора нормативно-правового департамента Минкульта г-жи Ромашовой — организаторам театрально-зрелищных мероприятий будет законодательно запрещено допускать в зал лиц, не достигших 18 лет (если стоит ценз 18+). Таким образом, в случае сомнений — как при продаже алкоголя и табака — контролеры билетов с вас будут требовать паспорт.

фото: Михаил Ковалев

Новость крайне неприятная, и в первую очередь для родителей. Объективности ради я, как человек, который регулярно ходит со своей 8-летней дочерью по концертам, спектаклям и шоу, могу сказать, что на общем фоне пока не так много зрелищ, идущих с пометкой 18+. Это должно быть что-то чрезвычайно отвязное, вроде концерта Шнура, поскольку даже на сложное в восприятии «Преступление и наказание» в Театре мюзикла, с погромами и девочками легкого поведения, стоит рекомендация 12+, а на баттл Оксимирона — 16+. Казалось бы — чего бояться?

Но в принципе отвратительно, что каждый шаг, каждый плевок обязательно подпадает под какой-нибудь нормативный акт: общество в идеале должно само себя регулировать, знать, что хорошо, что плохо, а если умозрительный договор не работает и на каждый чих появляются законы — значит, такое общество находится в полураспаде, оно само себя уже не держит в цельности и гармонии.

А если говорить конкретно, то легко просматривается дальнейшая цепочка событий: сначала паспорт для 18+, потом — как это обычно бывает — начнутся претензии «активных родителей», что на шоу 12+ и 16+ им что-то не то показали, и эти шоу от греха подальше переедут в ранг 18+ (несколько лет назад так был снят с афиши классный спектакль «Кукла» в цирке на Вернадского — там, видите ли, был инфернальный конец, не хеппи-энд, что вызвало гнев отдельных граждан: они развлекаться пришли, а тут их думать заставляют). Параллельно с этим — а у нас большинство культурных институций зависимы от государства — всяк начнет бежать впереди паровоза, запрашивая на входе свидетельство о рождении для ценза 8+, 12+ и так далее.

Только недавно был скандал с Большим театром, когда на «Лебединое» охрана не допустила детей младше 12 лет. Поскольку это был единственный подобный случай за много лет и это типа Большой театр, там люстры красивые висят, ради чего туда большинство и ходит, — общественность это проглотила, громкой бучи не подняли. А зря. Ведь сейчас этот недопуск детей и повсеместное унижение на входе превратятся в норму. Мы только пару лет назад с ребенком прошли всё это на примере метро: «Как? Этой девочке 6 лет? Да ей все десять, что вы меня обманываете, за дуру держите?! Билет не можете ей купить? Денег жалко?» Только теперь будет в обратную сторону: «Это ей-то 12? Да посмотрите на нее — ростом ниже карлика, пигалица, да ей под стол еще ходить! Какое ей шоу?» Это Россия, господа. На входах стоят обычные такие парни и тетки. Им скажут не пущать, они и рады почувствовать себя Путиными на час.

Есть два ключевых момента. Первый. Родителям надо доверять. Дети — их зона ответственности, они лучше знают своих чад, и не надо с них эту ответственность снимать, перекладывая ее на зрелищные организации. Я понимаю, что сейчас время гражданских браков и «воскресных пап», которые приезжают к ребенку раз в месяц в выходной и «чтоб дешево и сердито» тянут с попкорном на каких-нибудь «Пиратов Карибского моря», типа позаботился о чаде, скоротал досуг. И тем не менее, снимать ответственность — штука опасная, это нравственно оскопляет, делает родителя неполноценным, обезличенным, это вопрос принципа.

Второе. Дети сейчас очень непростые. Моей восьмилетней дочери не прикольно, что на детском спектакле зал забит горланящими, суетящимися детьми, которые своей суетой отнимают кучу энергии (и, кстати, являются рассадником заболеваний). А вот приходя на мюзикл в театр Швыдкого, она с удовольствием рассматривает каждую даму в вечернем туалете — ее каблуки, прическу, платье, манеры. Это совсем иная зона комфорта. И зона восприятия. Но у нас нет специалистов, чтобы на эту тему говорить серьезно, грамотно перемешивать аудиторию.

Будучи искусствоведом, состоявшимся на фильмах французской «новой волны» и прочем высоком-превысоком, я никогда не думал, что так полюблю «ширпотребный Голливуд» за одну очень важную вещь: только они виртуозно создали и заполняют нишу так называемого «кино для семейного просмотра», то есть изначально это совсем не детские фильмы, хотя и при обязательном участии героя-ребенка; но темы там затрагиваются очень непростые — судебные разборки между родителями (как в «Одаренной»), тяжелые будни в интернате (как в мюзикле «Энни») и так далее. Только эти фильмы — а никакие не «Снегурочки» — заговорили с детьми на те темы и на том языке, который им необходим в современном мире.

В нашем кино таковым был «Призрак» с Бондарчуком, дочь его смотрела раз пять; но, извините, начинается лента с того, что герой Бондарчука в пьяном виде попадает в аварию и погибает, шествуя дальше по сюжету в качестве мертвого. И что, хочу я спросить, на него теперь законом повесят ярлык 18+? Дочь наблюдала за голой Геллой, бегающей по залу на «Мастере и Маргарите» в театре Женовача, — туда нас тоже больше не пустят? Голая женщина — ах, какой ужас! А на «Юноне» и «Авось» громко палят из пистолета — это тоже нельзя? У меня просьба к минкультовским законодателям: вы к детям (внукам) в вотсап загляните, как и о чем они друг с другом общаются, чтоб потом глупых законов не принимать.

Есть естественный ход вещей: число детей 5–12 лет на вечерних взрослых спектаклях с каждым годом неумолимо прибавляется и прибавляется. И ничего никакой Минкульт с этим не сделает. Я уж молчу про банальную причину — иногда реально не с кем оставить ребенка. Но главная вещь — адекватность тому, что происходит за окном. И если пять лет назад на иных спектаклях моя дочь в качестве дитяти сидела в гордом одиночестве, болтая ножками, то теперь уже можно говорить о процентах: иногда до 10% зала составляет ДОподростковый возраст! Это реальность, раскройте глаза. Этот феномен надо изучать, а не запрещать. Боюсь, что даже старик Шнур однажды скажет: «А-а-а, была не была» — пойдет на преступление против себя, выкинет фирменный мат, чтобы снизить ценз и заполучить себе новую аудиторию новых свободных людей.

Источник