Эдуард Худайнатов

(Фото: Артем Коротаев / ТАСС)

Планы Худайнатова

Независимая нефтегазовая компания (ННК), подконтрольная экс-президенту «Роснефти» Эдуарду Худайнатову, ищет инвесторов для группы месторождений на полуострове Таймыр в Красноярском крае — проекта Пайяхи, заявил бизнесмен на презентации проекта в рамках X Евразийского экономического форума в В​ероне в пятницу, 20 октября, передает «Интерфакс».

По словам Худайнатова, ННК подписала соглашение о сотрудничестве с итальянским банком Intesa, в рамках которого банк будет искать финансирование и потенциальных инвесторов в этот проект, а также рассмотрит возможность собственных инвестиций. «Необходимый объем средств до денежных потоков [от эксплуатации месторождения на первоначальном этапе. — РБК] по оценкам на настоящий момент составляет $5 млрд, общий CAPEX на весь период проекта — $20,2 млрд», — сказал Худайнатов. Внутреннюю норму доходности (Internal rate of return, IRR) проекта он оценил в 37%, а срок окупаемости — в девять лет. Ранее Intesa участвовала в синдикации кредита для покупателей 19,5% акций «Роснефти» Glencore и катарского фонда QIA на €5,2 млрд.

Проект Пайяхи включает группу из шести граничащих друг с другом нефтегазоносных участков на Таймыре. По итогам проведения сейсморазведки и бурения в 2016 году при 10% изученности участков DeGolyer & MacNaughton оценил запасы проекта в 49 млн т нефти и 2 млрд куб. м газа (по 2P). Ожидаемая оценка запасов, которую аудитор намерен завершить в конце 2017 года — начале 2018 года в ходе более детального анализа, превысит 130–170 млн т нефти, говорится в презентации Худайнатова, которую цитирует «Интерфакс».

ННК планирует запустить проект в промышленную эксплуатацию в 2023 году. Выход на проектную мощность более 18 млн т нефти прогнозируется в 2028 году, пик добычи в 21,9 млн т — в 2030 году.

Прогноз добычи группы месторождений на Таймыре сопоставим с добычей на одном из крупнейших месторождений «Роснефти» — Ванкорского. Но запасы расположенного в Красноярском крае Ванкора составляют 500 млн т нефти и конденсата и 182 млрд куб. м газа. Добыча на Ванкоре продержалась на уровне примерно в 21,4–22 млн т нефти три года и составляла 11–12% от добычи «Роснефти», а в 2016 году снизилась до 21 млн т.

ННК собирается к 2023 году построить круглогодичный экспортный терминал Таналау в устье Енисея мощностью 7,5 млн т в год с перспективой увеличения мощности терминала к 2025 году до 15 млн т, а позже — до 22 млн т в соответствии с ростом добычи на проекте. «Дочка» ННК «Таймырнефтегаз» зафрахтует на 20 лет у структур «Роснефти» десять танкеров арктического класса дедвейтом 42 тыс. т каждый для перевозки этой нефти. Суда будут строиться на верфи «Звезда». К тому же возможна организация производства по переработке газа на ресурсах месторождения.

Худайнатов считает, что стоимость проекта Пайяхи при выходе на полномасштабный объем добычи достигнет в 2030 году не менее $30–40 млрд. Нефть Пайяхи относится к малосернистым (0,09–0,2%), маловязким и легким сортам, которую компания рассчитывает продавать с премией $3–4 к сорту Brent.

Топливно-энергетические комплексы Красноярского края

(Фото: Сергей Петров / ТАСС)

«Рискованный проект»

Инвестиции ННК в освоение Пайяхской группы месторождений в 2015 году оценивались в 500 млрд руб. Тогда компания попросила у правительства на реализацию проекта 78,1 млрд руб. из Фонда национального благосостояния, но получила отказ. В июне 2016 года Худайнатов заявлял, что ННК отложила проект на год из-за проблем с финансированием.

В этот раз препятствием для реализации проекта — синдикации кредита и поиска инвесторов — может оказаться высокая долговая нагрузка ННК, отмечает портфельный управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев. Долг компании составляет около $2 млрд, или 5,3 показателя EBITDA за 2016 год. Кроме того, летом 2017 года ННК оказалась под санкциями США по подозрению в сотрудничестве с КНДР (компания отрицает эти обвинения).

Старший аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров считает существенно завышенным IRR проекта и сомневается, что его можно будет окупить в ближайшие девять лет. Он прогнозирует, что Пайяха выйдет на пик добычи не раньше чем через 10–15 лет. По его словам, при принятии решения о разработке этой группы месторождений нужно учитывать перспективы развития Северного морского пути, расходы на строительство инфраструктуры в арктических широтах, необходимость использования современных дорогостоящих технологий бурения, часть из которых может быть сложно задействовать из-за санкций.

В ходе разработки оцениваемые вложения в проект могут вырасти в разы, а оценка его запасов вызывает сомнение до начала масштабного бурения, перечисляет риски Нестеров. Он оценил минимальную стоимость бурения одной скважины в этом регионе в $200 млн. Инвестиции в этот проект рискованные, так как сложно оценить спрос на нефть на такой большой срок — до 2030 года, говорит эксперт.

По мнению Нестерова, заинтересоваться вложениями в Пайяху могут только азиатские инвесторы, поскольку из-за санкций европейские компании продолжают осторожно относиться к вложениям в российские нефтегазовые проекты в арктических широтах, к которым относится и Таймыр.

При запасах в 49 млн т нефти на Пайяхе можно добывать лишь около 3,5 млн т нефти в год, а при подтверждении запасов до 130 млн т — не более 8–9 млн т нефти в год, предупреждает Вахрамеев из GL Asset Management. Оценку стоимости проекта на пике добычи в $30–40 млрд он считает «сильно завышенной» — это сопоставимо со стоимостью ЛУКОЙЛа, второй по величине нефтедобывающей комп​ании в России. В пятницу ее капитализация на Лондонской бирже составила $44,19 млрд.

Автор:
Людмила Подобедова.

Источник