Когда начнется новая нефтяная война?

Состоявшийся визит Сальмана бен Абдель-Азиза аль-Сауда в Москву — событие историческое. Можно сказать, что только ради него России стоило участвовать в войне в Сирии. Сначала Россия показала, что не только намерена, но и в состоянии активно влиять на развитие событий в этом регионе, визит саудовского короля — признание этого факта. А после визита никаких сомнений в значимости роли России в мировой политике ни у кого не остается. Политический успех России налицо.

Но главный мотив визита не политика. Экономика Саудовской Аравии в патовом состоянии. В 2017 году бюджетный дефицит королевства составил почти 15% ВВП. Понятно, что его накопление произошло из-за падения цен на нефть, от которых финансы Эр-Рияда зависят на 90%. По международным меркам это катастрофа, но для любой другой страны, — платежеспособность же Саудовской Аравии сомнений не вызывает, хотя с 2014 года объем накопленных валютных резервов сократился в 1,5 раза — с $737 млрд до $487 млрд.

Проблему надо решать. Решение, и смелое, Эр-Риядом предлагается. Для начала уже решено с 2018 года прекратить субсидирование внутренних цен на топливо, это решительно сократит дефицит. Шаг болезненный, он может привести к росту внутренних цен на бензин, который пока можно практически не замечать, на 80%. Также решено приоритетно развивать солнечную энергетику. Есть и более амбициозный план экономической диверсификации: превращение страны в полноценный финансовый центр мусульманского мира. Средство — IPO госкомпании Saudi Aramco.

Тогда откуда взялся пат? Его ставят цены на нефть. Саудовской Аравии нужны высокие цены — и для бюджета, и для успешного размещения акций Aramco. Но высокие цены — это приглашение американским сланцевым конкурентам, ради вытеснения которых с рынка саудовцами и был затеян первый раунд снижения цен, упавших с 2014 года в 2,5 раза.

Очень характерный пример: после встречи короля Саудовской Аравии и Владимира Путина нефть пошла вверх от уровня $55,5, и, естественно, лидерами роста акций стали американские нефтяные гиганты Exxon Mobil, Chevron, ConocoPhillips и другие. Как полагает Вадим Меркулов из ИК «Фридом Финанс», американские компании выступают в роли паразита — они не сокращают добычи, но в то же время наслаждаются умеренно стабильным ростом нефтяных котировок. «Паразита» оставляю на совести аналитика. На самом деле поведение американских компаний свидетельствует, что сокращение добычи странами ОПЕК+ им просто выгодно, что совершенно очевидно.

Тогда о чем договаривались Сальман бен Абдель-Азиз и Владимир Путин? Официальные комментарии свелись к тому, что лидеры двух крупнейших нефтеэкспортирующих стран уверены в эффективности политики ОПЕК+ и рассмотрели возможность дальнейших мер по самоограничению производства и экспорта нефти ради поддержания высоких цен. Но необходимо одно важное уточнение.

Предлагаю задуматься над вопросом, как долго продлится самоограничение. Не стоит сбрасывать со счетов, что сами нефтяники полны решимости запустить новые проекты, они как генералы, которые планируют новые походы, не слишком задумываясь об интересах штатских. Но решения принимают не они. Скорее всего, эта тема также обсуждалась в Кремле.

Продление срока ограничений на добычу нефти и в самом деле весьма вероятно. Решающий же для нового срока фактор — время проведения IPO Saudi Aramco. Пока оно намечено на будущий год. И до его проведения Саудовская Аравия явно не собирается провоцировать падение нефтяных цен, а значит, и цены размещения акций своей крупнейшей компании.

Момент истины — это темп и результаты IPO. Если они оправдают расчеты и ожидания Эр-Рияда, может стать реальностью второй раунд ценовой войны со сланцевиками. Но есть и другая сторона. Потенциальные покупатели акций Aramco — это едва ли не в первую очередь американские компании, и их экономический интерес — сбить цены до IPO. Это в значительной мере объясняет сегодняшний парадокс — подстегивание сланцевой добычи при отсутствии ее окупаемости с учетом задолженности компаний, ведущих добычу. Скорее всего, всплеск сланцевой добычи может последовать именно в преддверии IPO.

Так что вероятность новой ценовой нефтяной войны достаточно высока. И фактически сроки ее начала могли обсуждать Владимир Путин с Сальманом бен Абдель-Азизом аль-Саудом.

Война в Сирии. Хроника событий

Источник