Дело активистов профсоюза лётчиков

Алексей Шляпников_1

Сегодня, 18 июня, в Мосгорсуде решается вопрос о нахождении под стражей активистов Шереметьевского профсоюза летного состава Алексея Шляпникова и Валерия Пимошенко.  Напомним, что лётчики, активисты Шереметьевского профсоюза лётного состава (ШПЛС), с 22 октября 2013 года находятся в заключении – Алексей Шляпников и Валерий Пимошенко – за решёткой, Сергей Кнышов с марта 2014 года был переведён под домашний арест.

Чтобы понять происходящее, рассмотрим историю взаимоотношений между «Аэрофлотом» и ШПЛС (в который входит более половины пилотов авиакомпании).


ГРОМКОЕ ДЕЛО

Осенью 2010 года генеральный директор «Аэрофлота» подписал новое положение об оплате труда летного состава. Получив первые зарплаты, рассчитанные в соответствии с новым документом, пилоты удивились. В частности отсутствовали выплаты за работу в ночное время и в особо вредных и опасных условиях.

— Мы всегда старались договориться мирным путем, прежде чем обращаться куда-то с жалобами, пытались объяснить руководству «Аэрофлота», в чем они, по нашему мнению, нарушают закон, — рассказывает президент ШПЛС, командир Boeing-767 Игорь Дельдюжов. Так же было и с этим зарплатным приказом. Мы честно пытались объяснить генеральному, какую бумагу он подписал. Но он нас не услышал, и мы были вынуждены обратиться в прокуратуру — заявления написали 46 пилотов — членов профсоюза.

Нарушения, выявленные профсоюзом, подтвердились. В результате многочисленных судебных разбирательств  «Аэрофлот» обязали доплатить всем своим пилотам (их больше полутора тысяч) за «вредность и ночь» за 17 месяцев. То есть — отдать работникам больше миллиарда рублей и, кроме того, заплатить десятки миллионов рублей налоговых отчислений.

Авиакомпания заявила, что обжалует определение Мосгорсуда, но спустя месяц все-таки начала выплачивать долги. Тихо, без шума.

ИНОСТРАННЫЕ ПИЛОТЫ

Двигателем истории с доплатами за ночь и вредность был профсоюз. Начиная с момента обращения в прокуратуру и заканчивая выступлениями в Мосгорсуде. Гострудинспекция, занимаясь этим вопросом,  поначалу тоже не горела желанием конфликтовать с таким тяжеловесом, как «Аэрофлот». «Когда инспекция «буксовала» с вынесением первого предписания, мы сказали: хорошо, давайте нам мотивированный отказ, и мы будем судиться еще и с вами», — рассказывал один из представителей профсоюза. Никто не верил в то, что ШПЛС своего добьется, — но они добились. До них ни один российский профсоюз не выигрывал таких сумм у гиганта-работодателя.

Но параллельно с этим профсоюз участвовал и в других, не связанных с деньгами, но не менее неприятных для «Аэрофлота» делах. Например, авиакомпания хотела добиться сокращения увеличенных отпусков (70 календарных дней), положенных летчикам по закону, из-за «дефицита летного персонала» и попробовала оспорить в Верховном суде приказ Министерства гражданской авиации 1986 года, которым установлен такой отпуск. Не получилось.

Или еще один, гораздо более принципиальный для авиакомпании вопрос — привлечение иностранных пилотов. Российские авиакомпании уже несколько лет жалуются на нехватку летчиков, точнее — командиров. Некоторые руководители авиакомпаний утверждают, что дефицит кадров вынуждает работодателей платить российским специалистам столько же, сколько платят западным летчикам иностранные компании, и полагают, что это — неоправданно много.

Год назад гендиректор «Аэрофлота» Виталий Савельев на встрече с Владимиром Путиным сообщил, что без привлечения иностранных пилотов невозможно создать лоукост-компанию. А для этого необходимо вносить поправки в Воздушный кодекс.

Против выступили ШПЛС, профсоюз летного состава России и многие другие, в том числе не летчицкие, профсоюзы. В итоге проект поправки был заблокирован на уровне рабочей группы Трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений при федеральном правительстве.

РЕАКЦИЯ

Деятельность ШПЛС неоднократно вызывала бурную и болезненную реакцию руководителей авиакомпании и заставляла их совершать довольно странные телодвижения, не достойные топ-менеджмента крупной госкомпании и национального перевозчика с 90-летней историей.

Например, увольнять наиболее активных членов ШПЛС. В марте 2012 года, в самый разгар споров о доплатах за вредность и ночь, был уволен президент профсоюза Игорь Дельдюжов — за то, что взял усиление, то есть третьего пилота, на «длинный» рейс Москва—Токио (см. «Новую», № 64 от 13.06.2012). Дельдюжову, кстати, удалось восстановиться по суду.

Попросили уволиться по собственному желанию члена профсоюза Валерия Пимошенко, который и был тем самым третьим пилотом на рейсе Москва—Токио. Трижды увольняли Сергея Кнышова (один раз, правда, профсоюзу удалось договориться о том, чтобы приказ об увольнении был отменен). Как неоднократно заявлял сам Кнышов, при последнем увольнении работодатель сообщил, что не сможет выдать ему летные документы, потому что они утеряны (а без летных документов невозможно устроиться в другую авиакомпанию).

«Аэрофлот» жаловался на профсоюз в прокуратуру, но безрезультатно. Прокуратура признала законными все действия ШПЛС, а также возможность заключения с профсоюзом коллективного договора (авиакомпания 20 лет отказывается заключать колдоговор с ШПЛС, считая его нелегитимной организацией).

ПЕРЕГОВОРЫ

На фоне такого противостояния и развивается уголовное дело.

18 октября 2013 года в центральном офисе банка ВТБ в Москве были задержаны вице-президента ШПЛС Валерий Пимошенко и исполнительный директор профсоюза Алексея Шляпникова после того, как они забрали из банковской ячейки 10 млн рублей. Ключ от ячейки они получили от заместителя генерального директора «Аэрофлота», летного директора Игоря Чалика, который проходит по делу потерпевшим.

По версии Следственного комитета активисты профсоюза вымогали у «Аэрофлота» деньги лично для себя. Они предложили летному директору Чалику выгодную сделку: компания начисляет выплаты за работу в ночное время и в особо вредных и опасных условиях за 17 месяцев — c 2011-го по 2012-й год, не всем лётчикам, а только нескольким десяткам наиболее заслуженных, а из сэкономленных таким образом денег, а это более 1 млрд. руб., руководству профсоюза платят 10 млн рублей на троих. Ну, а директор Чалик, согласно его утверждений в доносе «кому следует», от этого выгодного предложения отказался.
Непонятно, за что именно профсоюзные активисты могли требовать от руководства «Аэрофлота» деньги, когда уже вступило в силу решение Мосгорсуда о доплатах всем пилотам? По второй версии, активисты устроили шантаж, угрожая организацией протестных акций.

Обе версии — о протестных акциях и о выплатах — не дают ответа на вопрос: при чем здесь третий арестованный Сергей Кнышов, который никаких денег из ячейки не забирал?

Как говорят члены ШПЛС, в банковской ячейке должны были лежать либо летные документы Кнышова (потерянные авиакомпанией), либо текст статьи, в которой Кнышов за своей подписью должен был отказаться от всех претензий к авиакомпании.

«Они не ожидали увидеть там деньги, — говорит Игорь Дельдюжов. — Увидев пачки купюр, они закрыли ячейку, вышли из банка — это должно быть на записи камер видеонаблюдения — и позвонили Чалику, чтобы понять, что происходит…  И только после этого вернулись, открыли ячейку повторно и забрали содержимое».

P.S.  Надо отметить, что обвиняемые за последние несколько лет подали более 90 исков в защиту прав работников. Более 70-ти из них было судом удовлетворено.

В качестве медиа-поддержки ареста, руководство «Аэрофлота» распространило видеоролик, в котором активисты профсоюза обвинялись в работе на иностранные деструктивные силы, заинтересованные в развале российской экономики.

Стоит отметить, что суд первой инстанции, принимая решение о заключении летчиков под стражу, а затем о продлении срока содержания под стражей, не соизволил обратить внимание на поручительства, в том числе поручительства от героев СССР, героев России и депутата госдумы В.Р.Родина, а так же на предложение профсоюза ШПЛС внести за задержанных залог.

Органы следствия обосновывают необходимость заключения летчиков под стражу тем, что обвиняемые могут помешать проведению следственных действий, скрыться или повлиять на свидетелей и потерпевших. Наверное, на лётного директора Чалика?

http://forum-msk.org/material/news/10394630.html

http://www.novayagazeta.ru/society/60677.html

http://flb.ru/info/56209.html

http://zagr.org/1459.html

На фото: исполнительный директор ШПЛС Алексей Шляпников


Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.
Комментарии:

Оставить комментарий