Евгений КУЗНЕЦОВ. Обращение к коллегам (продолжение)

Евгений Кузнецов_3

Евгений Кузнецов, врач 2-ой городской клинической больницы Ижевска, заведующий эндоскопическим отделением, кандидат наук и преподаватель.

Удивительно, сколь приятен эпистолярный жанр! Первое свое письмо я адресовал пациентам. Они все поняли, я и сейчас хожу на работу бесплатно и получаю от этого огромное удовольствие (действующий сертификат мне позволяет это делать).

Это письмо я адресую коллегам и начальникам.

Дорогие организаторы здравоохранения!
Удивительно, но на мое коротенькое письмо к пациентам откликнулись коллеги со всей страны, ответы пришли из Канады, Англии, Латвии и Эстонии. Такое ощущение, что письмо угодило в самое наболевшее место. Причем большинство врачей были уверены, что доктор Кузнецов работает в их родном городе. Кажется, что вся российская медицина состоит сплошь из таких «2-х городских больниц»: меня искали в Москве, в Рязани и Перми. И все респонденты были единодушны – так дальше работать нельзя. Значит, моя проблема – отражение системного процесса. Благодарю всех, кто откликнулся, нас оказалось на удивление много, а значит, есть источники регенерации!

Почему-то мое письмо произвело на часть коллег и пациентов удручающее впечатление. Виноват, исправлюсь.

Во-первых, никакого пессимизма я не испытываю.
Просто я больше не хочу играть по навязанным правилам, противоречащим и здравому смыслу, и законам природы. Я не хочу подчиняться людям, некомпетентность и нежелание работать которых очевидны даже санитаркам. Я не капитан, чтобы сперва распороть борт и затем последним покидать тонущий корабль, а наш «Титаник» уже отплыл из Саутгемптона навстречу айсбергу. Поэтому остаюсь на берегу. И четко знаю, где и чем буду заниматься. Наша профессия прорастает в личность своего носителя, как плацента в материнскую плоть. Поэтому останусь врачом, даже если придется работать грузчиком.

Во-вторых, у меня есть мечта и идеи, которые я хочу реализовать. Первая – фрактальный анализ эхографической структуры паренхиматозных органов. Вторая мечта – безмедикаментозное лечение (и, надеюсь, излечение) ряда кислотозависимых заболеваний верхнего отдела ЖКТ. К счастью, мы можем обойтись без вмешательства государства в это дело. Кроме того, надо написать давно запланированные учебники и начать заниматься со студентами во внеучебное время. Раньше репетиторство касалось средней школы. Нам же суждено впервые учредить институт репетиторов в высшем учебном заведении.

B-третьих, я не единственный из успешных врачей, кто внезапно покинул государственную медицину в УР в последние месяцы. Недавно ушел с заведования и поста главного специалиста по УЗД 1-й РКБ Юрий Иванович Пинчук, и с ним еще два врача. Никто его даже не поблагодарил за многолетний труд, благодаря которому Удмуртия имеет развитую современную службу УЗД. Он стоял двадцать лет у руля этой специальности. Им воспитаны десятки специалистов. Но отряд, как говорится, не заметил потери бойца. Мне, кстати, администрация тоже не сказала «спасибо», словно я простая уборщица. Сам я за двадцать четыре года службы не заработал ни званий, ни наград.

Всё, чем меня наградил местный президент – публичным присвоением звания отморозка (видеозапись видели все).

О чем говорит такое отношение к людям? О глубоком непонимании руководством республики самой сути медицинской деятельности. Медицина – это, прежде всего, человеческие отношения, культура, олицетворенная в конкретных врачах, медсестрах и санитарках. Их растят годами, обеспечивая преемственность поколений. Их культивируют. Даже Гитлер понимал, что танкист важнее танка! А у нас? Начальство уверено, что все можно купить! Последние годы всё развитие медицины в УР да и в РФ свелось к покупкам и откатам. Купили томографы, сканеры, анализаторы и т.п. Но никак не удается купить подходящих врачей и подходящих больных. Никто до сих пор не продает таких расходных материалов, как ум, честь и совесть.

Первым тревожным звоночком для меня стала история с модернизацией в УР. У Минздрава не хватило фантазии, чего захотеть – куда потратить деньги из Центра. Следовательно, никаких собственно медицинских (а не финансовых) идей, у руководства нет. Например, единственная идея, которую озвучивает мой собственный главный врач с 2003 года каждый второй понедельник, звучит так: «Нам нужны платные услуги, денег нет». Простой арифметический подсчет говорит о том, что эту мантру он произнес как минимум 286 раз, однако результата так не добился (о таком эффекте неоднократно предупреждал еще Ходжа Насреддин, имея в виду слово «халва»).

Мне непонятно, почему мы упорно пытаемся импортировать западную модель здравоохранения, имея собственную, отработанную до мелочей. Нам упорно навязывают миф, что массовая медицина на Западе лучше и эффективнее. Ничего подобного. Я там стажировался. Очереди там длиннее, безответственности еще больше (только она там коллективная и застрахованная – никто не виноват в отдельности), а результаты лечения основных болезней те же самые, что и у нас. И обходится все это удовольствие там дороже. Но! Государства в Европе не устраняются от своих социальных обязательств.

Удмуртия – маленький регион. И мы быстрее других наедимся прелестей отмодернизированной экономистами государственной и частной медицины. Медико-экономические стандарты и инструктивно-технологический подход губят индивидуальный лечебный процесс, оказываясь бесполезными там, где заболевание не вписывается «в рамки». Некому считать новые тарифы. Нет денег на учебу. Нет денег на больничные библиотеки и информационные центры. Нет денег на ремонты.

Перемудрили мы с нанотехнологиями. В 21 веке во 2-й ГКБ нет никакой возможности сделать очистительную клизму старухе с недельным запором. Какое уж там «клиническое мышление»! Утрачен даже навык общения врача и пациента. От разговора с доктором больному должно стать легче. А на деле? Из союзников, вместе борющихся с недугом, они превращаются в заклятых врагов. Пациенты любой ценой пытаются вырвать свою «услугу» из скаредных лап ОМС, а врач любой ценой хочет избавиться от пациента, выписывая зачастую заведомо неисполнимые направления. Кто торжествует в результате такого противостояния? Только недуг.

Все возвращается на круги своя. Что такое была советская медицина? Уникальное явление планетарного масштаба – многоуровневая система биологической и демографической безопасности страны, в которой каждое звено имело четко прописанные задачи и ответственность. Ее реликты и атавизмы уцелели только в МЧС.

Русскую и советскую медицину не смогли сломить ни первая мировая война, ни революция, ни гражданская бойня, ни великая отечественная. И даже в девяностые она выстояла. Кто же, как и для чего сломал систему, эффективность которой была доказана историей? Единственным недостатком советской медицины к концу 1990-х было нежелание и неспособность государства финансировать систему. Но куда же вливается сейчас нефтегазовый фонтан?

Все возвращается на круги своя. Вот уж реанимируют мумии ДОСААФ и комплекса ГТО… Поэтому уцелевший мицелий и споры советской (считай, российской) медицины неизбежно прорастут. Наша медицина никогда не срастется с западной: что русскому радость – то немцу, как известно, смерть. И в доказательство – письмо из Лондона буквально с криком о помощи: «Приезжайте в Лондон! Здесь катастрофически не хватает хороших врачей!» Поэтому я культивирую в себе и своих студентах оптимизм. Правда, таким образом, чтобы не грустить от созерцания окружающего нас настоящего. И внимательно смотрю под ноги – чтобы не вляпаться во что-нибудь ненароком.

https://www.facebook.com/evgeniy.kuznecov.98/posts/497437550382259


Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.
Комментарии:

Оставить комментарий