24 апреля 1927 года в Москве была открыта первая мировая выставка межпланетных аппаратов и механизмов

Выстовка АИИЗ_1

Это было в Москве на Тверской, весной 1927 года. Прохожие изумленно смотрели на красочный плакат с изображением лунных гор, над которыми на черном небе виднелась Земля. Под впечатлением таинственного пейзажа многие шли на выставку.

В те далекие годы роман Алексея Толстого «Аэлита» и одноименный кинофильм пробудили в массах неукротимый интерес к межпланетным путешествиям. Лекции, доклады и диспуты на эту тему проходили в Политехническом музее в до отказа наполненной большой аудитории.

В Москве уже существовало «Общество изучения межпланетных сообщений», в разных городах возникали кружки по исследованию и завоеванию мирового пространства. Перед страной стояли неотложные хозяйственные задачи, но романтика «конкистадоров Вселенной» захватывала воображение, и многие энтузиасты записывались лететь на Марс или хотя бы только на Луну. Даже у самих устроителей выставки не было тогда ясного представления о трудностях космического полета. Казалось, что достаточно только построить ракету и — в путь-дорогу.

Каким образом возникла выставка на Тверской? Ее организовали энтузиасты межпланетного сектора ассоциации «Изобретатели — изобретателям» (АИИЗ)…

… Вот показан проект революционера Николая Кибальчича, схема и макет реактивного летательного аппарата по его наброску, сделанному в каземате Петропавловской крепости. Кибальчич ясно высказал идею реактивного полета, указал принцип движения и управления, но был далек от мысли о космическом полете. Это великое открытие сделал Константин Эдуардович Циолковский. Но прежде скажем о проектах, показанных под заголовком «Изобретательско-конструкторский период».

На стенде макет аэроплана-ракеты Цандера и чертежи его устройства. Далее проекты Улинского (Австрия), Графинье и Эсно-Пельтри (Франция), Оберта и Валье (Германия), Уэльша (Англия) и Годдарда (США). Макеты, только макеты, изготовленные по имевшимся и полученным чертежам и описаниям. Впрочем, вряд ли кто из посетителей ожидал увидеть здесь подлинный космический корабль.

Модели, модели… Вспомним слова К. Э. Циолковского: «Сначала неизбежно идут: мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчет, и уже, в конце концов, исполнение венчает мысль». Выставка в 1927 году отражала этап, предшествующий точному научному расчету. Но это уже был забег в будущее. Напомним, что в 1927 году один ученый человек настойчиво утверждал, что ракета в безвоздушном пространстве не полетит, «потому что ей не от чего отталкиваться». Да и кроме него не было недостатка в скептиках, но устроители выставки оптимистически смотрели в будущее, и двое из них выдвинули свои смелые проекты.

…..

Готовясь к выставке, обратились к Циолковскому. Получили от него адреса зарубежных деятелей, занимавшихся проблемой полета в мировом пространстве. Стали рассылать письма зарубежным пионерам космонавтики.

Охотно откликнулся на приглашение Макс Валье — «Ваше письмо от 9 февраля с. г. меня очень обрадовало и я сделаю все от меня зависящее, чтобы пойти Вам навстречу», — далее следовал перечень посылаемых печатных работ и лиц, занимающихся проблемой межпланетных полетов.

Валье писал о трудной жизни, о падении в горящем аэроплане и лечении в госпитале, о борьбе с нуждой; для заработка он писал статьи, читал лекции, показывал публике в телескоп луну и звезды.

«…Чувствую, — говорится в письме, — что Вы проникнуты совершенно другим духом, чем тот, который господствует здесь… Наверное, на открытии выставки состоится большое торжество. К сожалению, я еще не имею ракетного корабля, который позволил бы преодолеть расстояние от Москвы до Мюнхена за один час… Полет в мировое пространство будет слиянием техники с культурой. Я рад, что могу сотрудничать для Высшего идеала человечества».

Пришли письма от Франца Улинского, Роберта Годдарда, Вальтера Гомана. Зарубежные пионеры космонавтики очень интересовались Циолковским и его работами, охотно откликнулись на приглашения.

Фантастика! Русские первыми отважились устроить выставку, когда в капиталистических странах еще никто не помышлял об этом.

24 апреля состоялось открытие выставки. Циолковский не мог приехать и ответил на приглашение письмом.

Захар Григорьевич Пятецкий писал в воспоминаниях: «По первому дню работы можно было судить о несомненном успехе. Среди посетителей были и млад, и стар. Были рабочие и служащие, ученые и инженеры. Особенно много молодежи, студентов. Не раз приходили Ф.А. Цандер и друг К. Э. Циолковского известный ученый А. Л. Чижевский. Были народные артистки Нежданова и Обухова, Вл. Маяковский. Вспоминается такой эпизод — в первые дни выставку посетил один молодой человек, он сообщил, что у него имеется проект космического корабля. Его проект поместили в экспозицию.

Выставка высоко подняла престиж и приоритет нашей страны в деле астронавтики. Подобных выставок ранее не было. По предположительным данным, выставку посетило около 10-12 тысяч человек».

Организаторы выставки всю дальнейшую жизнь деятельно пропагандировали идеи космонавтики. Об активистах «первой космической» можно было бы поведать еще многое, но подводя итог, скажем:  полвека тому назад они вписали яркую страницу в историю космонавтики.

Владимир Зотов , «Уральский следопыт» 1977 год №11 сс. 52-54

http://www.testpilot.ru/espace/bibl/ural-sl/1977/na-poroge.html


Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.
Комментарии:

Оставить комментарий