Школа

компания

Про русскую храбрость писалось уже много и в разных контекстах. А вот про русскую трусость — нет. Надо бы восстановить справедливость.

Эта трусость привычна и даже не всегда заметна, учатся ей с детства, можно сказать со школы, а может, и того раньше. Как правило, с понятия, что лезть не в своё дело – себе дороже, причём, неважно, какое это дело по существу, вполне может оказаться, что оно косвенно входит в рубрику «своё».  

Последнее время частенько происходят случаи агрессии со стороны подростков нерусской национальности в школах. Плохо? Конечно, плохо. А в предыдущие года то и дело проскакивали новости о диких расправах школьников со своими же одноклассниками. Русскими, кстати. Плохо? Тоже плохо. Широкого осуждения эти случаи, правда, не вызвали. Видимо, своё дерьмо к телу ближе. Яркие случаи с избиениями стали известны, но то, что происходит в обычных школах каждый день, то, что ведёт к таким вот происшествиям, а затем и к агрессии на национальной почве (на больной организм все нападают) не обсуждается. Ситуация такова, что школьник, окружённый агрессорами вынужден стать на колени, у него просто нет выбора.

Школа, это почти что джунгли, где кто-то ест, а кого-то едят. Это подготовительная стадия в аду маленьком перед выходом в ад большой. Где-то после пятого года обучения в каждом классе выделяется властная компания, так или иначе, влияющая на поведение остальных. Степень влияния может быть разной, от демонстративного презрения до откровенных притеснений и травли. В любом случае, школьники не входящие в это ядро класса вынуждены или пресмыкаться, или терпеть постоянное давление.  В самом ядре соблюдается строгая иерархия, его членов скрепляют довольно слабые  чувства, основная объединяющая – противопоставление коллективу, поэтому, когда некого потрепать на стороне, бурление начинается уже внутри. Но это всё не суть важно.  Важна деформация сознания школьников. Одни учатся подчинять, другие подчиняться. А как думаете, кем станет подросток-нерусский, считающей Россию своей вотчиной? Да, ядром, и, да, он будет делить это положение вместе с  русскими, испытывающими особенное удовольствие от сознания своего превосходства и права унижать и травить.  Остальная масса класса разобщена, углублена в себя и старается игнорировать нападки и несправедливость, заниматься только своими делами, учится отказывать в помощи другим затравленным. Поэтому, когда прижмут, помощи ждать не от кого.

Несколько примеров из моей жизни.  Седьмой класс. Какой-то кавказец из параллели всеми силами показывает презрение, издевается, наглеет. Всё это происходит под злорадное хихиканье  ядра моего класса, с которым он в самых тесных отношениях. Получив отпор, снижает заносчивость.

Восьмой класс. Случайно столкнувшись в коридоре с двумя очень агрессивно настроенными старшеклассницами, перед которыми пасовали другие царьки, получаю проблемы на последующие два года. После обещания вкатать меня в асфальт и последующей короткой драки, эти две собирают делегацию и, найдя меня на скамейке в коридоре, требуют, чтобы я встала и уступила им место.  Отказываюсь, переругиваемся. Всё это происходит при учителях и моих одноклассниках, умело делающих вид, что ничего не происходит. Вообще, их реакция интересна. Староста заявляет, что нефиг по коридорам гулять, причём говорит это на полном серьёзе. Подруга смывается в туалет.  Когда прошу ранее дружелюбно ко мне настроенную одноклассницу, в связи со сложившейся ситуацией составить мне компанию при передвижении по школе, получаю молчаливый отказ. Учитывая, что та – спортсменка со стажем и богатырской силищей, бояться ей нечего. Тем не менее, походить со мной неделю вдвоём от кабинета к кабинету, оказывается, очень опасно.

Девятый класс. Наблюдаю агрессию со стороны ядра моего класса на ученицу, показавшуюся им чересчур заносчивой. Той, видно, гордость не позволила сразу спасовать. После того, как устных извинений они не получили, последовала угроза разобраться конкретно. На следующий день тетрадь  жертвы, отличницы по этому предмету, оказалась заплёванной. Учительница молча её поменяла, дело замяли. Я видела только потому, что сидела рядом. О другую тетрадь представительница ядра, разводившая разговоры о том, что конфликт можно решить мирным путём, демонстративно вытерла зад. Опять-таки полный нейтралитет класса, сама жертва от расспросов отнекивалась.

В тот же год окончательно созрел конфликт между «компанией» моего класса и мною. Война была объявлена официально. Разразился целый каскад довольно-таки грязных сплетен, были вплетены люди, раннее ко мне нейтральные.  Своего пика  противоборство достигло после неудачно полученной мною двойки и вылилось в скандал в раздевалке, где меня обвинили во всех греха. Лучше всего я запомнила выкрики типа: «Да кто за тобой пойдёт? К тебе нет уважения, нет сообщников» и т.д. После громкого заверения, что пойду против всех и одна, я воспользовалась способом, выученным ранее. Резко шагаю в сторону главы компании с угрожающим видом и вижу устремившихся к выходу из комнаты таких верных и дружных, компанейских товарищей.  Выводы делайте сами! Мне удалось сплотить часть класса и создать противовес нарастающей наглости, это было неизвестное нам чувство взаимной поддержки и единства.

Десятый класс. После распределения по специальностям, мой отряд благополучно развалился, «компания» не утратила жизнеспособности и продолжила буйствовать в доставшемся им общеобразовательном классе. Моя хорошая знакомая, учившаяся там, сначала жаловалась на наглость и притеснения, но ничего не делала, просто «проглатывала» случившееся, потом у неё начали пропадать вещи, потом на мои расспросы, о том, что же там у них происходит, начала мямлить, типа «какое мне дело, да за чем мне это надо», а потом просто перестала разговаривать.

Спору нет, люди разные, у всех разные задатки и воспитание, только в наше время школа напрямую учит одних подростков незабвенной троице «доминируй, властвуй, унижай», других она учит подчиняться и терпеть, третьих приспосабливаться и балансировать в попытках удержаться в ядре, а четвёртых – привыкать к вынужденному одиночеству и твёрдо стоять на ногах. Ни о каких «дружных классах» речи не идёт, никакой угрозе это сборище противостоять не может. Мне всегда казалось, что межличностные отношения в школе – это некий аналог всех последующих отношений в жизни человека. Здесь формируется его личность и подход к жизни. Подумайте, какие люди выйдут из её стен сегодня.


Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.
Комментарии:

Оставить комментарий